Кого расстреляли вместо Чикатило? (малоизвестный эпизод громкого дела). Приговор кравченко. Долг убийством красен

Финал маньяка. Накануне казни Чикатило имитировал безумие

Кого расстреляли вместо Чикатило? (малоизвестный эпизод громкого дела). Приговор кравченко. Долг убийством красен

На суде кровавый маньяк пытался предстать в образе борца с мафией, красного партизана, беременной женщины, украинского националиста и жертвы коммунистического режима.

25 лет назад, 14 февраля 1994 года, был расстрелян Андрей Чикатило, один из самых кровавых маньяков в советской истории.

Серийного убийцу успели казнить до вступления в силу моратория на смертную казнь, хотя сам Чикатило прилагал экстраординарные усилия, чтобы отсрочить свой приговор и оттянуть время.

Сначала он умело затягивал следствие, а затем устраивал беспрецедентные представления на заседаниях суда. Даже когда смертный приговор уже был ему вынесен, маньяк не смирился с ним и всеми силами пытался добиться отсрочки.

Следствие

Чикатило был арестован ещё в СССР, а судили его уже в Российской Федерации. Маньяк был схвачен в ноябре 1990 года, а судебные заседания по его делу открылись в апреле 1992 года. Ещё на этапе следствия он всеми силами затягивал процесс.

То он категорически отказывался давать показания по отдельным эпизодам, то в последний момент вспоминал о новых убийствах, которые следователи не связывали с ним. Когда убийства “закончились”, Чикатило начал выдумывать несуществующие эпизоды, на проверку которых уходило время.

В результате следствие затянулось, и материалы были переданы в суд только в 1992 году. Всё это время Чикатило находился в одиночной камере.

Во время заседаний зал был переполнен, а охране то и дело приходилось успокаивать родственников жертв, которые пытались прорваться к клетке с убийцей и требовали от судьи отдать им его на растерзание.

На первых заседаниях Чикатило продолжил линию на затягивание времени. Он утверждал, что в деле неверное количество эпизодов, что следователи напутали и их должно быть 70. Новые эпизоды Чикатило брал на себя в надежде, что судья отправит дело на доследование. Но когда он понял, что тактика на затягивание не работает, он сменил её.

Жертва гонений

Теперь маньяк пытался предстать в образе жертвы и вызвать жалость. На одном из заседаний Чикатило выдал почти двухчасовой монолог о своей жизни. Глухим голосом он рассказывал о том, как все вокруг всю жизнь третировали его и не ценили, какой он ранимый и несчастный импотент, что он никого не хотел убивать и всё это получилось случайно.

Когда судья наконец прервал его и потребовал ответить на конкретно заданный вопрос, сколько человек он убил, Чикатило, замявшись, назвал цифру 55 (следствию удалось доказать 53 убийства).

Стоит отметить, что, хотя Чикатило неоднократно утверждал, что с детства обладал слабым здоровьем и психикой и постоянно падал в обморок, в зале суда ему ни разу не пришлось оказывать медицинскую помощь, в отличие от многих родственников жертв.

Позднее он начал утверждать, что ничего не совершал, а стал жертвой происков ассирийской мафии, по указке которой и было сфабриковано уголовное дело против него. А судья подкуплен мафиози и с ними заодно.

По словам Чикатило, он встал на пути ассирийской мафии, когда начал бороться с незаконной установкой кооперативных гаражей под окнами его дома путём написания многочисленных жалоб в компетентные ведомства. После этого за ним стали следить бойцы мафии, но поняв, что его не сломить, они сфабриковали против него дело.

Он утверждал, что он боец на баррикадах с красным флагом против мафии, которая подкупила всех вокруг, и требовал отвода судьи.

Поняв, что его попытки вызвать жалость не работают, Чикатило начал готовить легенду о своём сумасшествии, заявив, что он страдает тяжёлыми психическими заболеваниями, но история его болезни по злому умыслу судьи скрыта от общественности, чтобы представить его злодеем и убийцей. Кроме того, он утверждал, что в одиночной камере его облучают радиацией через стену. А также заявлял, что он красный партизан и, убивая людей, выполнял “приказы командира партизанского отряда”, который велел ему “брать языков” и доставлять их в лес.

Сумасшедший

На одном из заседаний Чикатило неожиданно стащил с себя штаны и продемонстрировал всему залу свои половые органы. Он пытался раздеваться до тех пор, пока судья не пригрозил, что, если Чикатило продолжит такие выходки, охрана будет реагировать на его бесчинства применением спецсредств.

Чикатило то безучастно молчал несколько заседаний подряд, то агрессивно набрасывался на родственников жертв и вступал в словесные перепалки с судьёй, то выкрикивал ругательства и оскорбления, за что его неоднократно выводили из зала суда.

Маньяк зевал, делая вид, что ему всё происходящее совершенно не интересно, корчил безумные гримасы, начинал невпопад хохотать и петь “Интернационал” или пускать пену изо рта. Практически каждая его выходка сопровождалась негодованием родственников жертв, присутствовавших в зале суда.

Украинский националист

Летом 1992 года Чикатило вновь сменил тактику, представ в образе украинского националиста, пострадавшего от козней коммунистической тирании.

Если на первых заседаниях он общался на правильном русском языке без какого-либо акцента, то теперь перешёл на украинский и делал вид, что не понимает русского языка.

Он начинал выкрикивать лозунги: “Хай живе вильна Украина!” — или кричал: “Свободу России и Украине!” — или распевал украинские песни (особой популярностью у него пользовалась “Распрягайте, хлопцы, коней”).

Беременная женщина

Затем маньяк начал выдавать себя за беременную женщину. Чикатило выкрикивал, что он “честная хохлушка”, на которую “повесили” чужие грехи, что “она” не подписывала никаких признаний, а все подписи добыты от неё жестокими пытками. Потом “она” стала утверждать, что её накачали наркотиками по заказу всё той же ассирийской мафии, после чего заставили подписать какие-то бумаги.

Вдобавок Чикатило стал заявлять, что он беременный, и жаловаться на конвоиров, которые “бьют беременную женщину дубинками прямо по животу”.

Приговор

Во время зачитывания приговора Чикатило периодически делал вид, что не может стоять, поэтому его удерживал конвоир, прислонив к решётке клетки.

Поначалу Чикатило пускал пену изо рта и изображал невменяемость, но чем ближе был итоговый вердикт, тем агрессивнее он становился. Он начинал выкрикивать ругательства, рассчитывая, что его удалят из зала и это позволит затянуть время.

Последние слова судья Леонид Акубжанов произносил под непрерывное глухое бормотание Чикатило.

Приговор к смертной казни зал встретил бурными овациями и аплодисментами. Чикатило в ответ на вопрос судьи, ясен ли ему вердикт, выкрикнул: “Мошенник!”. В тот момент, когда маньяка выводили из зала суда, он прокричал: “Свободу России и Украине!”. Это были его последние слова на суде.

Последние дни

15 октября 1992 года Чикатило был приговорён к смертной казни. Обжаловать приговор ему не удалось, и он был доставлен в Новочеркасскую тюрьму дожидаться исполнения приговора. Однако Чикатило не пал духом, а, наоборот, развил бешеную активность. Он буквально завалил жалобами все возможные инстанции, писал во все СМИ и подал прошение о помиловании президенту Ельцину.

Письма и жалобы Чикатило писал с тем расчётом, чтобы его приняли за сумасшедшего. В них было много рассуждений невпопад и подчас абсурдные требования и просьбы.

В одном из писем в СМИ он писал: “Надо было смириться с участью несчастного, униженного ягнёнка, импотента-инвалида.

… Надо было ещё усерднее молиться и изучать наследие Сергия Радонежского, Марины Цветаевой, а я был заражён — изучал 55 томов Ленина.

Маша Распутина поёт: “Отпустите меня в Гималаи насовсем, а не то я завою, залаю и кого-нибудь съем”. Меня травили, морили голодом, холодом, облучали, пытали, казнили, унижали, издевались — в результате этого преследования я не выдержал и обо…

ся, и теперь меня же за это выставили на посмешище и поругание… Я прошу сослать меня, как Наполеона, погубившего миллионы жизней, на остров — необитаемую вулканическую скалу Северной Курильской гряды или к тиграм уссурийской тайги.

На диком островке я буду питаться мхом и божьей росой”.

Вместе с тем он демонстрировал прекрасное понимание актуальных трендов. В первые годы после распада СССР разоблачения коммунистического режима были актуальной темой, и он пытался выдать себя за жертву системы.

В прошении о помиловании, отправленном президенту, он писал: “Разве после такой порции отравы-марксизма можно быть нормальным, ориентироваться в жизни? Я — один-единственный, кто безусловно верил в скорую победу Коммунизма во всём мире, я был фанатик Коммунизма, а остальные только агитировали и слушали, и притворялись. И вот моя трагедия совпала с кризисом Коммунизма. Я — жертва и орудие этого Монстра. … Ассирийская мафия доконала меня. Вынудила меня перейти к партизанским методам защиты против всех, кто шёл в партизанский лес, преследовал меня, всех агентов мафии я направлял как “языков” к командиру партизанского отряда. Я защищал свою честь и свою хату на баррикаде до последнего. Прошу перевести меня в Москву, где можно говорить Правду об этом странном, сенсационном деле. … Хочу пожить в новой возрождённой Свободной России, при новой Конституции, где гарантированы все свободы и Права человека, когда наша Россия возвращается в число цивилизованных народов после Коммунистической тирании”.

Казнь

Однако все эти попытки ему не удались. Никакого политического преследования в деле Чикатило не было, и это было очевидно всем, даже ему самому. 14 февраля 1994 года, почти через полтора года после вынесения приговора, его расстреляли.

Преступника вывезли из тюрьмы на автомобиле к месту казни. Предварительно ему сообщили, что после многочисленных прошений и требований ему назначили новое обследование и его повезут в Москву.

Возможно, Чикатило с самого начала догадывался, куда его везут, а может, понял это только в самый последний момент.

Перед тем как зачитать приговор, прокурор предложил Чикатило подписать одну из книг, написанных о нём. “Чтоб больше не было таких, как я”, — написал маньяк на развороте книги. Это были последние слова, написанные его рукой.

После этого прокурор ещё раз зачитал приговор и объявил, что его прошение о помиловании было отклонено президентом. Конвоиры ввели Чикатило в помещение, где проводились расстрелы. В 20:00 он был казнён. После этого его смерть засвидетельствовали врач, прокурор и представитель милиции.

Сразу после казни ходили слухи, что иностранцы предлагали баснословные деньги за мозг маньяка и будто бы его расстреляли каким-то особым способом (по традиции, принятой в СССР, казнили выстрелом в затылок), но это, скорее всего, популярный миф. Чикатило был погребён на кладбище Новочеркасской тюрьмы в безымянной могиле, как и все смертники.

Источник: https://life.ru/1193815

Кто в СССР был приговорен к смертной казни по ошибке

Кого расстреляли вместо Чикатило? (малоизвестный эпизод громкого дела). Приговор кравченко. Долг убийством красен

Судебно-правовая система в СССР часто давала сбои. Нередко вместо тех, кто должен был реально понести наказание, арестовывали и казнили невиновных или не связанных с конкретным преступлением людей.

Почему происходило то, стоило некоторым людям жизней? Причина кроется в том, как работал судебно-правовой механизм. Система планирования в Советском Союзе требовала закрытия определенного количества уголовных дел за отчетный период.

Преступления, которые не раскрывались длительное время, привлекали особо пристальное внимание высшего руководства МВД. Если же дело было из разряда громких, взволновавших широкую общественность, то за ним следило уже партийное руководство.

Чтобы не получить по шапке за «висяки», не лишиться возможности продвижения по службе и наград, следователи делали все мыслимое и немыслимое, разыскивая реальных преступников. Когда же это не получалось, они «вешали» эти нераскрытые преступления на более-менее подходящих кандидатур.

Только с 1962-го по 1990 годы в СССР были казнено порядка 21 000 человек. Но сколько из них были виновны на самом деле? Признание выбивалось порой физическими методами. На отдельные факты, свидетельствовавшие о непричастности подозреваемого к преступлению, умышленно закрывали глаза.

Вор должен сидеть в тюрьме!

«Витебский маньяк» Геннадий Михасевич совершил свое первое убийство в 1971 году. По этому делу за восемь лет, что велось следствие, были осуждены 14 человек. Убийства не рассматривались как серийные. За решеткой оказывались люди, у которых не было алиби, либо случайно связанные с жертвами или местом, где обнаруживали тела.

Так, на десять лет был осужден некто Глушаков, давший ложные показания под влиянием угроз. В 1979 году за убийство девушки были осуждены любовники Николай Тереня и Людмила Кадушкина. Тереню приговорили к расстрелу. Кадушкина же оговорила себя и своего приятеля и получила всего 15 лет за «чистосердечное» признание.

В случае с Тереней и Кадушкиной просматривается закономерность, характерная для многих расследований того времени.

В первую очередь, дело «шили» тем, кто не отличался законопослушностью и не был достойным представителем советского общества. Николай и Людмила были неоднократно судимы и попались на краже. Заодно им «прицепом» добавили еще и убийство.

Это была прекрасная возможность для следователей повысить процент раскрываемости. От этого зависело начисление премий.

И вор, и псих

В деле еще одного маньяка, Николая Фефилова, тоже есть невинно пострадавший вор — Георгий Хабаров, только вышедший из тюрьмы. Его взяли в качестве подозреваемого потому, что он ухаживал за одной из жертв Фефилова. Михаил, как Тереня и Кадушкина, любил выпить и нигде не работал. Более того, он страдал олигофренией.

По умолчанию следователи решили, что нормальный человек не будет насиловать и убивать девушек. Значит, виноват человек с психическими отклонениями. Георгий был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

Михаил Титов – еще один из тех, кого обвиняли в фефиловских убийствах девушек. Он тоже состоял на учете в психоневрологическом диспансере.

О том, как следователи пытались получить его признание, красноречиво говорит то, что он скончался в тюремной больнице через полтора месяца после ареста от переломов костей, разрывов и кровоизлияний внутренних тканей и органов.

Начальника СИЗО был уволен, никаких уголовных дел в отношении него не возбудили.

По аналогии

Александр Кравченко был расстрелян за убийства, совершенные Андреем Чикатило.

Кравченко отсидел перед этим шесть лет за то, что в Херсонской области совершил изнасилование и убийство несовершеннолетней, и вышел на свободу в 1976 году. В 1978-м в Херсоне был найден женский труп.

Поскольку, в первую очередь, следователи отрабатывали версии с рецидивистами, а Кравченко жил неподалеку от места преступления, он опять попал под подозрение.

Интересно, что Кравченко сразу не арестовали — его алиби подтвердила жена. Это произошло лишь месяц спустя.

Александра поймали на краже: ворованные вещи были найдены в его доме, он не отказывался от содеянного преступления.

А через несколько дней после ареста он взял на себя и убийство и был приговорен к высшей мере наказания. Жена тоже изменила показания — ее припугнули, что она пойдет как соучастница убийства.

Несколько раз Кравченко подавал апелляции, но суды разных инстанций возвращали дело на доследование, заменяли высшую меру на 15 лет строгого режима. В итоге приговор в июле 1983 года был приведен в исполнение, ведь нужно было закрыть дело.

Избиения, угрозы, издевательства и унижения, которым подвергались подследственные в СИЗО, вынуждали их клеветать на самих себя. А настоящие преступники в это время продолжали творить беззаконие, пользуясь несовершенством судебно-правового механизма в СССР.

«Вышка» за капитал

Человек развитого социализма не должен думать о своем благосостоянии. Капиталистические наклонности наказывались в СССР по всей строгости закона, а он был суров. И правительство не брезговало само пойти на преступление ради того, чтобы продемонстрировать всю суровость законодательства.

Именно таким показательным делом стал в 1961 году процесс валютчиков Рокотова и Файбишенко.

При задержании у Рокотова изъяли 12 кг золотых слитков, 440 золотых монет, ювелирные украшения, которые он прятал в камере хранения на Ленинградском вокзале.

Файбишенко же в момент ареста при себе имел 148 золотых английских фунтов, а дома, в ножке платяного шкафа, у него обнаружили валюту почти на 500 000 рублей.

В соответствии с действующим на тот момент законодательством махинаторам дали восемь лет тюрьмы. Однако Н. С. Хрущев потребовал ужесточения меры.

Рокотову-Косому, Файбишенко-Червончику и еще одному крупному валютчику — Яковлеву-Дим Димычу — мера пресечения была изменена на высшую, хотя в Уголовном кодексе было указано, что закон не имеет обратной силы и текущие изменения в законодательстве не влияют на ранее вынесенный приговор.

Яковлев, получивший посылку из Финляндии с контрабандной партией золотых часов, тоже попал под «акцию», несмотря на то что активно сотрудничал со следствием и был болен туберкулезом. Всех троих расстреляли, мотивируя это волей народа.

Такую вопиющую несправедливость нельзя назвать ошибкой — все трое преступили действующие нормы законодательства — однако этот случай наглядно демонстрирует, почему в СССР никто не верил в справедливый суд и почему встреча с милицией не сулила ничего хорошего.

Источник: https://the-criminal.ru/kto-v-sssr-byl-prigovoren-k-smertnoj-kazni-po-oshibke/

Лже-Чикатило. Люди, по ошибке расстрелянные в СССР за преступления маньяков

Кого расстреляли вместо Чикатило? (малоизвестный эпизод громкого дела). Приговор кравченко. Долг убийством красен

Быть или не быть смертной казни? Эта дискуссия ведется с давних пор. Одним из главных аргументов противников смертной казни является простая мысль – в случае судебной ошибки убитого человека уже не вернуть. “Умный журнал” вспоминает ряд громких преступлений, за которые в Советском Союзе были расстреляны люди, в действительности не имевшие отношения к этим злодействам.

Смертная тень образцового труженика

Серийный убийца Николай Фефилов “промышлял” в Свердловске (теперь – Екатеринбург). В 1982-1988 годах его жертвами стали семь девочек и женщин.

В народной памяти расследование этих преступлений осталось образцом предубеждений социалистического общества.

Находя трупы изнасилованных и задушенных молодых девушек, следствие якобы даже не смотрело в сторону добропорядочных, никогда не привлекавшихся и уважаемых на работе людей, к числу которых относился Фефилов.

Николай Фефилов

Считалось, что подобные преступления могут совершать только люди с явными умственными отклонениями. Именно такой человек и попался в тот раз в жернова советского правосудия.

Уже после первого убийства, совершённого Фефиловым – 29 апреля 1982 года была изнасилована и задушена ученица 5-го класса Елена Мангушева – следствие в кратчайшие сроки определило подозреваемого.

7 мая в деле появились признательные показания некоего Георгия Хабарова.

Георгий Хабаров

Хабаров имел отклонения в умственном развитии, ранее учился во вспомогательной школе и состоял на учете в психоневрологическом диспансере с лёгкой степенью олигофрении. Кроме того, он был судим за грабеж и отбыл три года в местах лишения свободы.

Вдобавок к крайне невыгодной биографии, Хабарову ещё и сильно не повезло. 5 мая, через шесть дней после обнаружения первой жертвы Фефилова, он был задержан по заявлению жительницы Свердловска о покушении на её изнасилование.

Признательные показания Хабарова по убийству Мангушевой, как и весь дальнейший ход дела, вызывали сомнения даже у местных сотрудников правоохранительных органов. Вот что говорил по этому поводу следователь прокуратуры Верх-Исетского района Свердловска Тихомиров А.С., расследовавший дело Хабарова по первоначальному обвинению в покушении на изнасилование:

“От Хабарова у меня осталось впечатление как об умственно отсталом человеке. Рассказать в свободной форме те обстоятельства, которые я у него выяснял, он не мог. Он фактически все подтверждает. Спросишь его об одном — Хабаров подтверждает.

Спросишь об этом же, но по-другому задашь вопрос — Хабаров подтверждает совсем другое… В ходе допроса у нас зашел разговор об убийстве. Я спросил его, в какой одежде была убитая? Он ответить ничего конкретного не мог.

Я спросил, не была ли девочка одета в желтое платье? Хабаров согласно кивнул головой, мол, да, была одета в желтое платье. Я спросил его: наверно, все-таки ты ошибаешься.

Наверно, она была одета в красное платье? Хабаров опять согласно кивнул головой, подтверждая, что да, мол, была одета в красное платье. Тогда я спросил в третий раз: нет, наверно, она все-таки была одета в зеленое платье? И Хабаров вновь согласно кивнул головой”.

Немногим лучше показаний Хабарова были и показания других свидетелей, “подтверждающие”, что Хабаров находился поблизости от места убийства. Знакомый Хабарова по фамилии Вторых утверждал, что не помнит, видел ли Хабарова 29 апреля, и ссылался на свою коллегу по работе Енкову, которая 29 апреля или в другой день, но накануне убийства, видела Хабарова у ворот гаража ДРСУ.

Допрошенная позднее Енкова показывала, что не может вспомнить, 28 или 29 апреля видела Хабарова. Однако затем Енкова изменила показания и стала утверждать, что видела Хабарова 29 апреля в 15 часов. Правда, при этом говорила, что в то время он был в компании Вторых, и в деталях информации ссылалась на Вторых.

Очные ставки Хабарову с этими свидетелями проведены не были, противоречия по дате и времени не устранялись.

В итоге, основываясь на подобных свидетельствах, а также на проведённой с нарушениями экспертизе крови, Хабаров был признан виновным в убийстве Мангушевой и 27 апреля 1984 года расстрелян.

Расследование преступлений Фефилова изобиловало и другими красочными эпизодами.

Так, по убийству ещё одной девушки, Гульнары Якуповой (отдельные убийства тогда ещё не были объединены в общее дело), был задержан человек, на чьи настойчивые ухаживания Якупова жаловалась подругам – Михаил Титов.

В итоге допросов Титов, также состоящий на учёте в психоневрологическом диспансере, признался не только в убийстве Якуповой, но также взял на себя и ещё одну жертву Фефилова – Наталью Лапшину.

Правда, до детального разбирательства в тот раз не дошло – всего через полтора месяца после ареста Титов с травмами и множественными переломами ребер поступил в тюремную больницу, где скончался.

Своеобразным апофеозом происходившего стал 1987 год. Тогда, после убийства Елены Кук, признательные показания были получены от троих совершенно разных человек!

“Неподобное дело, обморочное, бродят в нем, как в тумане, больные ребята, поспешно кивают головами, со всем соглашаются — им кажется, что так им будет лучше.

Каждый, как ему велено, старательно самого себя уличает, — да никак не получается, готов показать место, где никогда не был и где, будто бы спрятал вещи убитой, которую не убивал, — да нет на земле такого места. Бредут они кто куда, один в тюрьму на мучительную смерть (смерть от руки уголовников — это мученическая смерть), другой на казнь.

И взрослые, ответственные, они тоже тут, входят в этот бредовый мир как в свой, да сами же они его и скроили, все эти дознаватели, следователи, прокуроры, — и вот теперь тут распоряжаются, назначают, кому что говорить и показывать; в их головах свои жалкие расчеты (извлечь максимальную пользу из больных и беспомощных).

А сами они, между прочим, не дебилы и не олигофрены, хотя они-то как раз самые душевнобольные и есть, вывихнутые, извращенные — неизлечимые” – так описывала это дело журналист “Литературной газеты” О. Чайковская.

Сложно сказать, чем бы в итоге завершилось всё происходящее, если бы однажды, благодаря счастливому случаю, Фефилов не был пойман с поличным – его, тащившего труп очередной жертвы, заметил дружинник. До суда серийный убийца не дожил – 30 июля 1988 года его убили собственные сокамерники.

Дело Витебского душителя

Деятельность другого известного маньяка, Геннадия Михасевича, длилась почти вдвое дольше, чем Фефилова. В 1971-1985 годах Михасевич терроризировал территорию Белорусской ССР, убив 36 женщин.

Геннадий Михасевич

Расследование преступлений Витебского душителя также изобиловало несправедливыми решениями. А фокус работы правоохранительных органов Белорусской ССР был шире, чем у их уральских коллег. “Под колпак” попадали не сумасшедшие, а, по сути, все, на кого падало малейшее подозрение. Впрочем, изначально внимание привлекали, естественно, люди с уголовным прошлым.

Именно таким человеком оказался расстрелянный в 1980 году Николай Тереня.

Николай Тереня и Людмила Кадушкина

Не имевший определённого места жительства Тереня был задержан вместе с подругой – Людмилой Кадушкиной. И если Хабаров был приговорён к расстрелу при наличии хоть каких-то улик, то в случае с Тереней признательные показания были, по сути, всем, чем обладал суд. Причём на причастности пары к убийству настаивала именно Кадушкина, Тереня же быстро поменял показания.

Сложно сказать, имел ли здесь место корыстный мотив, но в итоге Тереня был приговорён к расстрелу, а Кадушкина осуждена лишь на десять лет лишения свободы.

Расследования убийств Михасевича изобиловали подобными сомнительными местами. Вообще, после поимки серийного убийцы, последствия выявления нарушений уголовного процесса были значительно громче, чем на уральском процессе по Фефилову.

Мечислав Гриб, возглавлявший оперативно-следственную группу, в итоге задержавшую Михасевича, вспоминает: “Их (наказаний сотрудникам), конечно, было много. Сколько точно, даже не помню. Большинство отделались мерами административного воздействия – выговорами, увольнениями.

Под суд пошли два работника милиции, и то до суда они не дошли, попали под амнистию. Осудили одного прокурора – Валерия Сороку. Сорока отсидел 4 года”.

Мечислав Гриб

Гриб утверждает также, что после поимки Михасевича ему намекали, что преступника будет лучше до суда не доводить. “Дескать, все «концы в воду», но мы решили отдать его правосудию. Охраняли, как зеницу ока. Прежде всего, от родственников и знакомых убитых. Невинноосужденных освободили, слепых, больных, кому-то из них купили телевизоры, холодильники, кому-то дали квартиры”.

Всего за период с 1971 по 1985 годы по убийствам Михасевича было проведено 11 судебных заседаний, по итогам которых приговоры получили 14 человек. Многие провели в заключении по несколько лет, а один потерял там зрение и был выпущен, как “не представляющий опасности”.

Тайна убийства Елены Закотновой

История самого известного серийного убийцы в отечественной истории, Андрея Чикатило, изобилует тёмными пятнами. До сих пор не утихают споры, сколько же преступлений он действительно совершил.

Суд доказал, что за действовавшим в 1979-1990 годах в Ростовской области маньяком числятся 52 убийства. Сам Чикатило признавался в 55. По оперативным же данным, количество его жертв переваливает за 65.

С другой стороны, многие до сих пор убеждены, что объединять так называемые “убийства в лесополосах” в одно дело в принципе было абсурдно.

Андрей Чикатило

Самой же таинственной из страниц биографии ростовского маньяка является, пожалуй, дело, с которого принято начинать отсчёт его злодеяний – убийство Елены Закотновой.

Елена Закотнова

24 декабря 1978 года в городе Шахты Ростовской области, рядом с мостом через реку Грушевку, был обнаружён труп девятилетней девочки.

На теле нашли следы сексуального насилия, ножевые раны, причиной смерти же было названо удушение.

Подобное преступление требовало немедленной реакции, и в пределах досягаемости сотрудников милиции оказался просто идеальный подозреваемый – уголовник Александр Кравченко.

Александр Кравченко

Кравченко был отъявленным преступником, осуждённым за очень похожее злодеяние. 13 июля 1970 года новоявленный подозреваемый в состоянии алкогольного опьянения изнасиловал и убил 10-летнюю девочку.

Причём сделал это довольно похожим способом – задушил, а у трупа выколол глаза. Избежать смертной казни Кравченко смог лишь потому, что был несовершеннолетним.

Осуждённый на 10 лет, Кравченко отбыл в колонии только 6, а затем был выпущен и отправлен до конца срока на исправительные работы.

Впрочем, в тот раз задержанного быстро отпустили – у Кравченко оказалось алиби, которое подтвердила его жена и знакомая семьи, Гусакова.

Однако менее чем через месяц Кравченко вновь задержали – на этот раз за кражу. Жену подозреваемого пригрозили привлечь за соучастие в краже, и та изменила показания по поводу алиби. А потом угрозами ответственности за дачу ложных показаний заставили изменить свидетельства и Гусакову.

Сам же Кравченко многократно то признавался в совершении преступления, то отказывался от своих признаний. Рассмотрение дела сильно затянулось, смертный приговор был сначала заменён на 15 лет лишения свободы, потом, под давлением общественности и родственников убитой девочки, вновь утверждён. 5 июля 1983 года Кравченко был расстрелян.

В расследовании убийства Закотновой есть ещё один странный момент. 31 декабря, накануне Нового 1979-го года некий Анатолий Григорьев, будучи пьяным, хвастался перед товарищами, что зарезал и задушил девочку, про которую писали в газетах.

Приятели Григорьева, зная склонность того к пьяной болтовне, внимания на эти “откровения” не обратили. Однако для Григорьева всё прошло далеко не так легко. Приехав к дочери в Новочеркасск, он очень переживал, много пил, плакал, клялся, что никого не убивал, а возвёл на себя напраслину.

8 января, дождавшись, когда дочь ушла на работу, Григорьев повесился в туалете.

Убийство же Елены Закотновой, как ни странно, не получило своего окончательно разрешения и после расстрела Андрея Чикатило. Хотя сам маньяк изначально признал себя виновным, впоследствии, на одном из первых же судебных заседаний, он отказался от этого признания (не отрицая виновности в остальных 52 инкриминируемых убийствах).

Кроме того, поведение Чикатило во время следственного эксперимента также вызывало сомнения – он плохо ориентировался на месте предполагаемого преступления, плохо помнил детали происходившего (хотя в принципе обладал хорошей памятью). Не казались надёжными и показания единственной свидетельницы – она не узнала Чикатило на первом опознании.

Обвинительный приговор Чикатило по этому делу был отменён Верховным Судом России в 1993 году. На общую картину это, естественно, повлиять не могло, и 14 февраля 1994 года Чикатило казнили. Однако убийство Елены Закотновой и по сей день остаётся нераскрытым.

Источник: https://www.anews.com/p/80716274-lzhe-chikatilo-lyudi-po-oshibke-rasstrelyannye-v-sssr-za-prestupleniya-manyakov/

Граждан вопрос
Добавить комментарий